Шерше ля фам! Забытые художницы возвращаются

В истории искусства женщины присутствовали не только в роли муз, натурщиц и помощниц. Наряду с мужчинами они создавали значимые произведения, порой были в авангарде того или иного течения или даже зачинательницами абсолютного новых тенденций, идеи которых вызывали фурор. Но знаем ли мы их имена?

Достаточно сделать небольшой эксперимент и попытаться перечислить выдающиеся личности в истории изобразительного искусства. Кто вспоминают в первую очередь? Микеланджело, Рембрандта, Ван Гога, Кандинского… «Если попросить случайных прохожих на улице привести имена десяти самых известных художников мира, они не назовут ни одной художницы», — считает Наталья Сидлина, куратор художественного музея Tate в Лондоне.

Наталья Сидлина — одна из экспертов, которым предоставлено слово в документальном фильме «Потерянное женское искусство. Забытая часть истории» («Lost Women Art. Ein vergessenes Stück Kunstgeschichte») немецкого режиссера Сюзанны Радельхоф (Susanne Radelhof). Фильм не только рассказывает о художницах — от импрессионизма до наших дней, но и пытается объяснить, почему они оказались в забвении, и какие механизмы отвечают за создание канона, вбирающего в себя выдающиеся имена.

Женщина в сером Берты Моризо, 1879 год

«Женщина в сером» Берты Моризо, 1879 год

«Критики писали о них отзывы, они успешно продавали свои работы. Как могло случиться так, что они столь мало известны широкой публике?», — спрашивает Ингрид Пфайффер (Ingrid Pfeiffer), куратор музея Schirn во Франкфурте-на-Майне. Действительно, многие из художниц были «радикальным образом забыты», говорится в фильме. Этот факт заставляет задуматься о том, «насколько достоверна наша история искусства» вообще.

Современная берлинская художница Сибилле Це (Sibylle Zeh) нашла особый подход к неравноправию полов в истории живописи. В энциклопедии по изобразительному искусству она закрасила белой краской все статьи о художниках-мужчинах. В результате из 5 тысяч статей остались не закрашенными только 168, то есть книга стала практически пустой… Получается, история искусства рассказывается как история мужского успеха и систематически игнорирует художниц? Режиссер Сюзанна Радельхоф своим фильмом вносит вклад в устранение этого дисбаланса, повествуя о художницах разных эпох — ярких, сильных, самобытных и достойных места в истории.

Успех и самоуверенность

Таких, например, как импрессионистка Берта Моризо, которой вновь — после периода забвения — восхищаются во Франции. В свое время она была чрезвычайно успешной художницей. Когда в 1875 году в Париже состоялся крупный аукцион работ импрессионистов, именно ее полотно было продано за самую высокую сумму. Она была известна и за границей, ее выставки проходили в Нью-Йорке, работы продавались в Лондоне, Берлине, Брюсселе… Долгое время она не решалась выходить замуж, опасаясь того, что в браке не сможет заниматься творчеством. В конце концов она все же вышла замуж за младшего брата Эдуарда Мане, тоже художника. Ей очень повезло, потому что муж ее поддерживал, она выставляла свои работы и после замужества.

Но Берте Моризо мешали ограничения другого рода. Дело в том, что в XIX веке во Франции женщинам из гражданского сословия не разрешалось находиться без сопровождения в общественных местах. А это означало, что художнице не просто было писать картины с натуры на дышащих современностью улицах или вокзалах, которые были частым мотивом у импрессионистов-мужчин. «Это привело к определенной ограниченности ее тем, но что касается изобразительной стороны ее работ, то тут она является одной из самых инновативных в группе (импрессионистов — прим. Ред.)», — говорит Ингрид Пфайффер.

Многие критики не понимали экспериментов Берты Моризо, искали в ее работах женскую, то есть, как они считали, слабую сторону. Тем не менее, она оставалась уверенной в себе: «Я знаю, я столь же хороша, как и мужчины», — цитируют художницу в фильме. Сегодня она считается одной из важнейших представительниц импрессионизма. В 2019 году в Париже ей была посвящена крупная выставка, которая получила восторженные отзывы и в других странах.

Наперекор моральным нормам 

Соотечественница Берты Моризо — красавица Сюзанна Валадон была поначалу натурщицей, причем очень востребованной. В силу своего простонародного происхождения и профессии — натурщицы считались чуть ли не проститутками — она находилась на низшей ступени социальной лестницы. Так что ей приходилось в жизни очень нелегко, несмотря на знакомства среди парижской богемы.

Прачки Натальи Гончаровой, 1911 год

«Прачки» Натальи Гончаровой, 1911 год

В какой-то момент Сюзанна Валадон сама тайно начала рисовать и писать картины. Для женщины ее происхождения это было абсолютным исключением. Живописец-импрессионист Эдгар Дега, увидев ее работы, посоветовал продолжать писать и показал ее работы торговцам картинами. В 1894 году Сюзанна Валадон стала первой художницей, которую приняли в Национальное общество изобразительных искусств. К тому времени у нее уже был внебрачный сын, который впоследствии тоже стал художником.

Сюзанна Валадон нередко изображала обнаженных женщин, то есть открыла для себя тематику, которая в ту эпоху была исключительно делом художников-мужчин. «Впервые художница заинтересовалась интимностью женского тела, с очень личной точки зрения и без всякого приукрашивания, — подчеркивает Камий Морино, основательница Всемирного архива художниц в Париже. — Этот открытый и современный взгляд на женское тело характеризует творчество Сюзанны Валадон».

Но художница пошла еще дальше и изобразила в своей картине «Адам и Ева» обнаженное мужское тело — нечто совершенно неслыханное в то время. «Она одна из первых художниц, кто представляет мужское тело как предмет влечения. Таким образом она ставит историю искусства с ног на голову, ведь в ней с самых истоков доминировал мужской взгляд», — говорит Камий Морино.

«Сюзанна Валадон еще при жизни была забыта, потому что ее воспринимали как натурщицу, и это отбросило тень на ее творчество. Она была оттеснена на задний план потому, что авангардное искусство того времени представляли мужчины», — объясняет Камий Морино.
Женский сецессион

В Германии на рубеже XIX и XX столетий над женщинами-художницами насмехались, называя их презрительно «рисующими бабами» (Malweiber). «Это ругательство демонстрирует, насколько сенсационным и скандальным в то время считалось то, что женщины позволяли себе взять в руки кисть и активно смотреть на мир, интерпретируя его при помощи искусства», — подчеркивает историк феминистского искусства Кристиан Зэрендт (Christian Saehrendt).

На рубеже веков немка Юлия Вольфторн (Julie Wolfthorn) была одной из самых известных художниц своего времени. Она училась изобразительному искусству в Берлине и Париже и получила известность как портретистка. В 1898 году, когда сформировалось известное объединение художников Берлинский сецессион, Юлия Вольфторн была среди его основателей, наряду с Максом Либерманом (Max Liebermann). Однако вскоре она посчитала, что ее права в этой группе ущемляются, поэтому создала свой отдельный сецессион — исключительно для женщин.

Икона русского авангарда

Наталья Гончарова — одна из главных представительниц русского авангарда. Ее первая персональная выставка в Москве в 1913 году вызвала настоящий фурор. Художница, которой было всего 32 года, представили на выставке более 800 работ. Они продемонстрировали невероятный экспериментаторский размах, а Наталья Гончарова получила признание как пионер авангарда. В то же время, вне художественных салонов ее искусство считалось непристойным и кощунственным, а работы конфисковались полицией.

Наталья Гончарова осмелилась писать обнаженную натуру, а также на религиозные темы, что было абсолютным табу для женщин в России. Стилистические она тоже не знала границ: фольклорные мотивы смешивала с футуризмом и кубизмом, порой писала в традиционном стиле, порой в геометрически-абстрактном.

Наталья Гончарова и Михаил Ларионов, 1956 год

Наталья Гончарова и Михаил Ларионов, 1956 год

Под впечатлением от открытия рентгеновских лучей Наталья Гончарова вместе со своим мужем Михаилом Ларионовым дала начало новому течение — лучизму.  Это манера живописи, при которой полотно разделяется на цветные поля в виде лучей.

После революции 1917 года Наталья Гончарова с мужем жили в Париже. Художница была очень успешной и известной далеко за пределами Европы вплоть до конца 1930-х годов. Затем, после Второй мировой войны, о ней забыли. После смерти Натальи Гончаровой в 1962 году ее работы долгое время оставались пылиться в парижском ателье. Они были заново «открыты» в 1990-х.

Смотрите также: 

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *