«Носорог». Бандиты из Украины 1990-х празднуют премьеру в Венеции

9 сентября в конкурсной программе «Горизонты» на кинофестивале в Венеции состоится мировая премьера украинско-польско-немецкого художественного фильма «Носорог». В нем режиссер и сценарист Олег Сенцов возвращает зрителей в Украину 1990-х годов, где царит беззаконие, преступность и насилие в вакууме власти, образовавшемся после распада СССР. Носорог — прозвище главного героя, который все глубже погружается в криминальный мир, в котором заправляет тот, кто сильнее. Это первая работа Сенцова после того, как он пять лет провел в российских тюрьмах по делу «крымских террористов» и вернулся в Украину в результате обмена пленными. Он стал одним из символов сопротивления российской аннексии Крыма. В интервью DW режиссер объяснил, почему его интересует мир криминала в 1990-е и зачем он выбрал на главную роль очень спорного актера.

DW: «Носорог» — ваш первый фильм за последние десять лет. Какие чувства вы испытываете?

Олег Сенцов: Я чувствую себя так, как будто бы вернул самому себе просроченные долги. Внутренне я всегда был одержим этим фильмом. И за последние десять лет ничего не изменилось, несмотря на все трудности, мой арест и войну в моей стране.

— Сценарий был написан до ареста в 2014 году. Вы еще раз брались за него в тюрьме?

— В тюрьме я не менял сценарий, хотя там я очень много написал — в общей сложности четыре новых сценария. Но в неволе размышляешь о более легких историях, там и так довольно мрачно. Думаю, если бы я написал «Носорога» в тюремной камере, то сюжет был бы наполовину драматичным.

— Почему «Носорог» так глубоко заглядывает в бездну украинского общества 1990-х?

— Это брутальный фильм. Просто потому, что такие были времена. И там нечего приукрашивать или замалчивать. Сначала нам нанес травму Советский Союз, а потом переходное время 1990-х. Беззаконие, которое я показываю в «Носороге», на самом деле было еще хуже. Сегодня мы живем в совершенно иной стране, но в Украине немало тех, кто до сих пор романтизирует тот период. Я же хочу его деромантизировать. Я хочу сказать: «Герои фильма — плохие парни, их жизнь была ужасной и далекой от той, к которой стоит стремиться». До сих пор нет ни одного украинского фильма, который бы бескомпромиссно и честно затрагивал эту тематику.

Режиссер Олег Сенцов

Режиссер Олег Сенцов

— Что конкретно делает жизнь главного персонажа, преступника по кличке Носорог, плохой?

— Меня интересовал человек со всеми его внутренними противоречиями. В 1990-х в нашей стране правили криминальные банды. Носорог живет в этом безжалостном мире. Я сам не был связан с криминалом в 1990-е, но знаю таких людей. Этот мир мне знаком. И в главном герое меня интересовало, где в нем — при всей его брутальности — человечность. Поскольку в любом человеке, даже если он совершает плохие поступки, есть что-то хорошее.

— И вы нашли ее в Носороге?

— Старая поговорка гласит: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать (смеется — Ред.).

— Вернемся к главному герою. Его играет Сергей Филимонов, актер-любитель…

— Я осознавал, что среди профессиональных актеров в Украине я не найду никого, кто хотя бы приблизительно смог бы проникнуться чувствами Носорога.  Поэтому мы провели кастинг среди бывших солдат, спортсменов, заключенных. Людей, которые в экстремальных условиях одерживали верх. Это заметно по их взгляду, как в случае Сергея.

— Филимонов — бывший спортсмен, футбольный хулиган, солдат, правый экстремист. Сегодня он воспринимает себя как часть гражданского общества и борется с коррупцией. Но вас не отпугнуло его прошлое?

— Нет, именно он мне и нужен был. Тот, кто перенес в жизни различные бои, чье прошлое омрачено и негативными переживаниями. Тот, кто внутренне зрел. Тот, кто готов столкнуться с трудностями. Я рад, что мы его нашли, поскольку он подходит физически и ментально для роли. К тому же, он еще и довольно сносный актер (ухмыляется — Ред.).

— У него на груди татуировка с надписью «Победа или Вальхалла». В фильме ее не видно…

— Это не подошло бы для Украины 1990-х, и мы загримировали. Но не думайте, что он с самого начала сеял страх. Наоборот: мне он сперва казался чуть ли не слишком покладистым, и я не думал, что выберу его на эту роль. Еще у него была борода и он был меньше весом. Для фильма его побрили, и он поправился.

— Вы снимаете кино. Но вас ассоциируют с сопротивлением украинцев России. Вы считаете себя и политиком?

— Политика — это вообще не мое. Но я участвую в публичных акциях против российской агрессии. Я тоже от нее пострадал, как и многие страдают сегодня. Многие погибли и до сих пор, к сожалению, гибнут. Мне важно, прежде всего, чтобы освободили более сотни политзаключенных, все еще находящихся под стражей в России. Я был одним из них. Но я не  вхожу ни в какую партию и не собираюсь.

Смотрите также:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *