Правозащитница год в тюрьме: история Марфы Рабковой

«Марфа не соответствует классическому представлению о белорусских правозащитницах. Молодая девушка, занималась волонтерством, ее арест — это олицетворение атаки властей на молодость, на волонтерство, это что-то новое», — так о Марфе Рабковой отзывается ее коллега, правозащитница центра «Весна» Наталья Сацункевич. Марфа уже год содержится под стражей в СИЗО на Володарского в Минске, ее обвиняют сразу по трем уголовным статьям.

В годовщину ее ареста, 17 сентября, правозащитники развернули кампанию «FreeViasna» и призвали освободить всех задержанных правозащитников. История Марфы Рабковой — у DW.

«Отзывчивые люди властям не нужны»

Марфе Рабковой 26 лет, волонтерством она занимается уже около пяти лет, а как сотрудник «Весны» — с 2019 года. В правозащитном центре ее главной деятельностью было курирование волонтерской службы, кроме того, она активно участвовала в наблюдении за мирными собраниями, была координатором кампании «Правозащитники за свободные выборы». После выборов 2020 года Марфа помогала собирать свидетельства пыток и применения насилия в отношении мирных граждан.

Волонтеры Весны

Волонтеры «Весны». Их работу курировала Марфа Рабкова

Во время волонтерства она познакомилась со своим будущим мужем Вадимом Жеромским. Он говорит, что что ее главные качества — трудолюбие и отзывчивость. «Собственно, эти качества и привели к ситуации, в которой она оказалась. Как ни парадоксально, у нас в стране такие люди оказываются неугодными и ненужными», — рассказывает Вадим.

Коллеги Рабковой по правозащитному центру отзываются о ней очень тепло и говорят о высоком профессионализме. «В годовщину ареста мы все вспоминали опыт общения с Марфой — она очень открытая, искренняя, позитивная и быстро располагала к себе. И в работе была активной, схватывала все на лету, помогала коллегам», — говорит Сацункевич.

Год в СИЗО и обвинение по трем уголовным статьям

Под стражей Марфа находится уже год, ее задержали 17 сентября прошлого года. «Она возвращалась с вручения правозащитной премии, а я ее встречал. Мы прогуливались по улице, и тут остановилось несколько автомобилей, выбежали люди в масках и нас задержали. Это был последний раз, как я ее видел», — рассказывает Вадим Жеромский и сетует, что за год ему не удалось добиться ни одного свидания с женой.

Задержание участников протестов в Минске

Марфа Рабкова помогала оплачивать штрафы людям, которые участвовали в протестах.

Первоначально Марфе предъявили обвинение в подготовке массовых беспорядков (ст. 293). «Преступление» состояло в том, что правозащитница помогала оплачивать штрафы людям, которые участвовали в протестах. Но после полугода в СИЗО, когда держать взаперти только по этому обвинению стало невозможно, Рабковой предъявили новые статьи — разжигание социальной розни (чт. 130 УК) и участие в преступной организации (ст. 285 УК). «Но никаких подробностей о деле мы не знаем, адвокаты под подписками о неразглашении», — говорит Жеромский.

Недавно Марфе продлили срок содержания еще на 3 месяца, до конца этого года. «Когда следствие закончится непонятно. Вот уже год прошел, а воз и ныне там», — отмечает муж правозащитницы.

За время ареста у Рабковой умерли бабушка и отец

Содержание под стражей стало настоящим испытанием для Марфы. Муж рассказывает, что она плохо себя чувствует физически — похудела на 20 килограммов, у нее низкое давление, несколько раз в камере падала в обморок: «В августе она переболела коронавирусом. С начала лета у нее начали крошиться зубы, но все это время ей не предоставляют стоматологическую помощь. Мы пытаемся отправить к ней стоматолога, но его не пускают, мол, это может быть шпион».

Недавно помилованная основательница Press Сlub Belarus Юлия Слуцкая, которая несколько месяцев сидела в камере вместе с Марфой, восхищается ее стойкостью: «Марфа продолжает худеть, она тонюсенькая и кажется, что ее можно обхватить пальцами. Коронавирус она перенесла тяжелее всех в камере, с высокой температурой и слабостью, но всегда очень стойко держалась».

Психологически Марфе тоже пришлось непросто — за время ареста у нее умерла сначала бабушка от коронавируса, а затем — от рака — и отец. «Ее этим постоянно шантажировали, требовали дать нужные показания в обмен на возможность повидаться с отцом. В итоге он умер, и попрощаться с ним Марфу не пустили», — говорит Вадим. В письмах из тюрьмы, по словам супруга, она пишет, что ей очень тяжело осознавать, что она больше не увидит отца.

Правозащитнице могут дать 12 лет тюрьмы

Марфа Рабкова стала первой задержанной из правозащитного центра «Весна». В январе 2021 года в организации прошли обыски, а летом 2021 под стражу взяли нескольких коллег, среди которых глава центра Алесь Беляцкий, а также Валентин Стефанович, Владимир Лабкович, Леонид Судаленко. Недавно правозащитники развернули кампанию FreeViasna и требуют освободить всех задержанных коллег.

Вадим Жеромский считает, что Марфу задержали первой потому, что хотели пресечь волонтерское движение: «Очень много волонтеров появилось, десятки активных людей, которые мониторили суды, носили передачи задержанным, «Весне» помогали. Властям нужно было как-то остановить эту волну помощи». По его словам, некоторые задержанные в сентябре люди, которые потом вышли на свободу, рассказывали, что им прямо говорили: «Вашей «Весне» конец, а начнем с Рабковой и волонтерской службы».

Такого же мнения придерживается и Наталья Сацункевич. «Власти хотели погасить порыв волонтеров, добиться того, чтобы правозащитные организации, чтобы мы действовали с оглядкой на Марфу», — считает правозащитница «Весны».

В сумме по всем статьям обвинения молодой правозащитнице могут дать 12 лет лишения свободы. На снисхождение властей ни ее близкие, ни коллеги не рассчитывают. «Судя по тенденции в политических делах, будут давать по максимуму, морально к этому готовимся. Главный вопрос — когда. Нам постоянно говорят, что скоро будет суд, но когда состоится процесс, так и не ясно», — говорит супруг Марфы.

Смотрите также:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *