Какие цели ставят перед собой рожденные в Африке депутаты бундестага

Это его первое крупное выступление, но Арманд Цорн (Armand Zorn), 33-летний бизнес-консультант, избранный в парламент Германии в сентябре прошлого года, ведет себя на удивление спокойно. «Я был немного взволнован, должен признаться», — рассказал он DW на следующий день в своем кабинете в бундестаге.

Непростая биография

Это было выступление уверенного в себе человека, компетентное и основанное на фактах, с небольшими уколами в адрес правопопулистской партии «Альтернатива для Германии», так что никто не заметил его волнения.

У нового депутата Арманда Цорна — владеющего тремя языками, атлетически сложенного и элегантно одетого мужчины — непростая биография: родившись в Камеруне, он переехал в Халле, когда ему было 12 лет. Там жил новый партнер его матери. Оттуда юноша отправился в Париж, Констанц, Болонью, Гонконг и Оксфорд.

Арманд Цорн (справа) во время предвыборной кампании с будущим канцлером Олафом Шольцем

Арманд Цорн (справа) во время предвыборной кампании с будущим канцлером Олафом Шольцем

Цорн живет во Франкфурте с 2015 года, с 2009 года ведет активную политическую деятельность, с 2011 года — член Социал-демократической партии Германии (СДПГ). В прошлом году он стал депутатом бундестага, выиграв выборы по одномандатному округу и хочет бороться за большую социальную справедливость. «В моей биографии немало случаев, когда я встречал молодых людей, которые были очень трудолюбивыми, компетентными, но так и не добились успеха, которого заслуживали. Это не давало мне покоя», — говорит Цорн.

Связь с Африкой

В бундестаге он является членом комитета по налогам и финансам и комитета по цифровым технологиям. И сохраняет связь со своим родным континентом — Африкой. «В области финансов, например, существует множество вопросов, связанных с глобальной финансовой стабильностью. Речь идет о задолженности некоторых африканских стран, о выделении средств для обеспечения перспектив и экономического развития государств на африканском континенте», — говорит он.

Авет Тесфайесус также вошла в бундестаг по итогам последних выборов. Она все еще привыкает к тому, что является членом парламента. «Это совсем другой мир. Люди ищут общения и открыты. Ты занимаешь очень высокое положение в иерархии, особенно если раньше на тебя, к примеру, критически смотрели как на черную женщину в аптеке, не украдешь ли ты что-нибудь», — рассказала Тесфайесус в интервью DW. Тем не менее она по-прежнему сталкивается с обыденным расизмом в повседневной жизни. «Когда я иду в магазин, то ловлю на себе настороженные взгляды сотрудников службы безопасности», — говорит она.

Из Эритреи в Германию

Тесфайесус родилась в Асмэре в 1974 году. Сегодня — столица Эритреи, в то время оккупированная Эфиопией. В стране военная диктатура. Когда Тесфайесус исполнилось 10 лет, ее родители — политические активисты — вынуждены были бежать в Германию. Их новым домом становится центр для беженцев, где живет множество семей из Эритреи. «Моим родителям было тяжело. Нас было шестеро в одной тесной комнате. Но в детстве ты не обращаешь на это внимания, ты счастлив, что есть так много замечательных людей», — говорит она сегодня.

Тесфайесус изучала право и открыла юридическую фирму. Она специализируется в области прав на получение убежища. Тесфайесус хочет помочь другим людям, которые также приехали в Германию в качестве беженцев. Но она наталкивается на ограничения — многие беженцы не получают статус в Германии. Это связано с Дублинскими правилами ЕС, которые четко гласят: беженцы должны просить убежища в той стране Евросоюза, в которую они въехали впервые. В случае с ее клиентами это обычно Италия или Испания. «В Италии многие люди жили на улице, возможно, у них было право на убежище, но никаких социальных пособий, никаких языковых курсов, ничего. Было тяжело идти против этой системы, но я чувствовала, что должна что-то изменить в политическом плане», — рассказывает Тесфайесус.

Вернуть украденную идентичность

Египетские артефакты в немецком музее

Египетские артефакты в немецком музее

Тесфайесус — член партии «Союз-90/ «Зеленые» с 2009 года и в течение пяти лет она входила в городской совет в Касселе. Она работает в бундестаге с октября прошлого года и представляет свою фракцию в комитете по культуре. И здесь она тоже поставила перед собой амбициозную цель: украденные культурные ценности должны быть возвращены в страны происхождения. «Когда я хожу по немецким музеям и вижу предметы искусства и культуры из моего региона, у меня болит сердце. Для людей, живущих здесь, это просто вещи, которые для них ничего не значат. Но они имеют большое значение для людей в странах их происхождения, потому что это их идентичность, которая была украдена», — говорит она.

Ненависть и травля — часть повседневной жизни

Карамба Диаби с бывшим канцлером Германии Ангелой Меркель

Карамба Диаби с бывшим канцлером Германии Ангелой Меркель

Рядом с этими двумя новичками Карамба Диаби — парламентский старожил. В 2013 году он впервые был избран в бундестаг, тогда об этом сообщила даже The New York Times. Ведь Диаби стал первым депутатом с африканскими корнями в немецком парламенте. «Многие люди думали, что я эксперт по Африке или по расизму, и не хотели понимать, что я политик в области образования и науки», — говорит Диаби.

В 1980-х годах он приехал учиться в бывшую ГДР из родного Сенегала. Изучал химию в Халле, защитил докторскую диссертацию по загрязнению тяжелыми металлами садовых участков. Он уже давно называет Халле своим домом, с чем до сих пор не могут смириться правые экстремисты. Расистские нападки в социальных сетях — часть его повседневной жизни.

Для человека, которому приходится терпеть столько ненависти, Диаби удивительно спокоен. Даже спустя годы он старается избегает огульных суждений и риторики политических баталий. «Угрозы смерти и подобные вещи причиняют боль. Но я также всегда чувствовал поддержку и солидарность. Когда писали что-то оскорбительное или унизительное, всегда находились люди, выражавшие солидарность, или целые школьные классы, собиравшие подписи в мою поддержку», — говорит он в интервью.

Даже после почти девяти лет работы в бундестаге Диаби все еще относится к типу «дружелюбного человека из соседней комнаты», проявляющего большой интерес к своим коллегам. Он усвоил типичный парламентский тон и все же старается как можно меньше использовать его в разговоре.

Это уже не тот бундестаг, который был в 2013 году — сегодня он гораздо разнообразнее, — говорит Диаби. И все же он продолжает бороться за разнообразие. «Чем разнообразнее парламент, тем более разнообразны проблемы, которые он готов решать», — уверен Диаби.

Смотрите также:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *