Ученые ЛГБТ, совершившие каминг-аут: успех и дискриминация

Новая работа, новая исследовательская группа или новая лаборатория в университете — ситуация, когда человек оказывается в новом окружении и пытается произвести хорошее впечатление, всегда связана со стрессом.

Представители ЛГБТК-сообщества: геи, лесбиянки, бисексуалы, трансгендеры или квиры сталкиваются при этом с дополнительными сложностями и переживаниями. Они часто задаются  вопросом, стоит ли говорить коллегам, одногруппникам или профессорам о своей идентичности? И, если не сказать сразу, не будет ли потом слишком поздно?

«Ученые тоже люди»

«Тех, кто не относится к большинству, рефлексия о своей идентичности сопровождает всю жизнь», — говорит Кристен Ренн, профессор Массачусетского технологического института, занимающаяся исследованиями квир-сообществ. Под «большинством» она имеет в виду тех, чья гендерная идентичность совпадает с полом при рождении (цисгендерность), и тех, кого привлекает исключительно противоположный пол (гетеросексуальность). Это те люди, для которых при новом знакомстве вряд ли встает вопрос, как говорить про свою идентичность.

А нужно ли вообще об этом говорить, если ты, например, устраиваешься на работу? Гей, лесбиянка, трансгендер — разве это играет какую-то роль, если ты работаешь в научной сфере, занимаешься математикой, наукой, инженерией или разработкой новых технологий? 

«В идеальном мире, нет, не играло бы, — считает Мэттью Чарльз, физик и преподаватель из Сорбонны. — Но нельзя забывать — ученые тоже люди». Чарльз также входит в исследовательскую группу, работающую на большом адронном коллайдере в ЦЕРНе (европейская организация по ядерным исследованиям, базирующаяся в Женеве, Швейцария). Помимо этого, он является членом сообщества LGBTQ CERN.

«В нашей сфере, в физике элементарных частиц, исследования чаще всего проводятся совместно с тысячами других специалистов, — рассказывает Мэттью Чарльз. — Поэтому очень важно создать правильную рабочую атмосферу, когда к каждому ученому будут относиться с должным уважением». Но некоторые люди еще не совсем свободны от предрассудков, которые мешают конструктивному сотрудничеству.

Столкновение ученых разных культур

ЦЕРН привлекает лучших ученых иисследователей со всего мира. Около 10 000 человек, многие из которых связаны с разными организациями, лабораториями или университетами, проводят в ЦЕРНе эксперименты. Они далеко не все постоянно находятся в Женеве, многие приезжают туда на какой-то период — от нескольких недель до нескольких лет.

В CERN работают исследователи со всего мира

В CERN работают исследователи со всего мира

Чарльз считает, что самый эффективный способ информировать людей о мероприятиях ЛГБТ-сообщества, в условиях, когда все всё время уезжают и приезжают, — это старые добрые объявления на стенах. Но в 2016 году появились сообщения, что такие плакаты постоянно снимались, срывались или изрисовывались. «Естественно, это очень печально», — говорит Чарльз.

Еще десять лет назад он не чувствовал, что может поделиться с коллегами тем, что он гей. Ученый работал в ЦЕРНе в 2022 и до этого в 2018 и 2020 и считает, что ситуация в ЦЕРНе за это время значительно улучшилась. «Очень важно, чтобы руководство задавало тон и серьезно относилось к проблемам ЛГБТК-сообщества, — отмечает физик. — Если что-то такое происходит сейчас, руководство четко дает понять, что оно категорически осуждает такое поведение, ведь это нарушает кодекс поведения, и ЦЕРН такого не потерпит». 

Ученые, совершившие каминг-аут,  публикуют больше работ

Открытые, дружелюбные коллективы оказываются более благоприятными для продуктивных исследований. «Человек, который ощущает себя счастливым на работе и может быть самим собой, оказывается более продуктивным, — считает Кристен Ренн. — Таким людям проще работать в команде, и это крайне важно».

Исследование, проведенное в США и опубликованное в марте в журнале Plos one, показывает, что ЛГБК-ученые (в данном исследовании не опрашивались трансгендеры), совершившие каминг-аут на работе, публиковали больше статей в научных журналах, чем их коллеги, которым пришлось скрывать свою сексуальную ориентацию. Исследователи проанализировали ответы 1745 респондентов. 

Ренн говорит, что благоприятная рабочая атмосфера может быть одним из факторов. Но вероятно есть и другое объяснение. У ученых, открыто заявляющих о своей идентичности в своей профессиональной жизни, «то время и энергия, которые раньше уходили на маскировку, теперь освобождаются для работы».

Чарльз с этим согласен. «Становится на одну заботу меньше. Если постоянно играть в игру: «Что мне сказать, как это сформулировать, какие местоимения мне использовать, когда я говорю о себе и о других?», это приводит к так сказать «накладным расходам». Это дополнительная порция стресса. Лично я предпочитаю жить так, чтобы об этом не беспокоиться».

Хорошее образование не значит прогрессивные взгляды

В 2019 году группа британских исследователей из Института физики, Королевского астрономического общества и Королевского химического общества опрашивали ЛГБТК- представителей, которые заняты в сфере естественных наук, и гетеросексуалов, которые поддерживают ЛГБТК-сообщество (в англ. принят термин allies) в Соединенном Королевстве и Ирландии.

Исследователи оценили ответы 1025 респондентов и пришли к выводу, что 28% всех ЛГБТК- респондентов задумывались о том, чтобы уволиться из-за плохой атмосферы или дискриминации на работе. Среди трансгендерных респондентов процент был еще выше. Почти половина трансгендерных ученых сообщили, что они рассматривали возможность уйти с работы из-за неблагоприятной обстановки.

 «В западных странах считается, что уровень образования человека коррелирует с открытостью его взглядов и прогрессивностью. Но это не работает для других стран, где готовят ученых мирового уровня, — отмечает Кристен Ренн. — Подумайте о России, Китае или Иране. Это далеко не те страны, которые приходят на ум как пример толерантности к ЛГБТК-сообществам». 

Отсутствие дискриминации выгодно всем

Когда университетские лаборатории и исследовательские группы открыты и дружелюбны, когда работающие в них ученые могут не скрываться от коллег, это становится сигналом для других исследователей и студентов, причисляющих себя к ЛГБТК-сообществу, думающих, как и где продолжать свою карьеру.

«Все области должны быть открытыми для каждого, — считает Ренн. Она добавляет, что ЛГБТК-ученые могут задаваться другими вопросами или иначе проводить исследования, что только способствует новым открытиям и подходам в науке.

Поэтому, создавая открытую благоприятную рабочую атмосферу, руководство не только уравнивает в возможностях ЛГБТК-ученых, но и впускает в свои лаборатории и исследовательские центры свежие идеи и новые возможности. 

Смотрите также:


Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *