Глава МИД Украины: Угроза со стороны России еще не миновала

Глава Госдепа США Энтони Блинкен 6 мая посетил Киев и выразил поддержку украинской стороне на фоне недавнего обострения обстановки на границе с Россией. Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба рассказал в интервью DW о том, какой помощи ожидает его страна от Запада и почему Киев медлит с выполнением минских соглашений.

DW: За несколько дней до приезда Энтони Блинкена в Киев президент Украины Владимир Зеленский опубликовал твит с призывом дать четкий сигнал по поводу европейских и евроатлантических перспектив Украины. Вы получили от госсекретаря США этот сигнал?

Дмитрий Кулеба: Обе этих перспективы — евроатлантического и европейского членства — должны были быть предоставлены уже давно.

И я хотел бы напомнить, что, например, когда речь заходит о НАТО, на саммите в Бухаресте в 2008 году союзники дали обещания. Прошло уже 13 лет, и наш президент повторяет наши намерения достичь этого (вступления Украины в НАТО. — Ред.). Пока мы не получили позитивной реакции. Но, как вы знаете, мы стремимся к членству, так что будем продолжать настаивать на этом.

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба (справа) и госсекретарь США Энтони Блинкен в Киеве, 6 мая 2021 года

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба (справа) и госсекретарь США Энтони Блинкен

— Насколько были удовлетворены ваши пожелания по поводу поставок оружия? Известно, что вы хотели получить продвинутые системы ПВО, оружие против беспилотников и системы ПВО «Патриот».

— Мы передали США список экстренных нужд украинской армии. Некоторые позиции из этого списка найти легче, некоторые сложнее. Мы не рассчитываем получить все сразу, но мы добиваемся прогресса по тем позициям, которые возможно получить на данный момент.

— Мы видим определенную деэскалацию на востоке Украины. Россия отвела от границы значительную часть войск, внезапно переброшенных туда ранее. Но, как вы думаете, чем бы помог вам Запад, если бы эти войска границу перешли? Выразил бы сожаление? Ввел бы какие-то санкции?

— Во-первых, мы не видим отвода российских войск, адекватного их количеству, сосредоточенному вдоль границы Украины и оккупированных территорий. Российские войска в массе своей остались на своих местах. Что действительно изменилось — так это переброска войсковых частей. Это так, но угроза не миновала, и нам следует оставаться бдительными.

Что касается вашего второго вопроса, то это наша земля. Это наши люди. Мы будем бороться за них и защищать их. Мы не ожидаем прибытия иностранных войск, чтобы помочь нам. Но мы ожидаем от наших партнеров всю ту поддержку, которую они могут предложить, чтобы помочь нам выстоять в этом конфликте за нашу страну.

— Ваш президент очень четко дает понять, что он не считает, что минские соглашения — это путь вперед. Это потому, что ни российская сторона, ни сепаратисты не выполнили то, под чем подписались шесть лет назад?

— Ключевым требованием России в ходе минских переговоров было признание так называемых Луганской и Донецкой «народных республик» сторонами конфликта, что превратило бы международный вооруженный конфликт между Украиной и Россией во внутренний вооруженный конфликт между Украиной и сепаратистами. Это был краеугольный камень дискуссий в Минске. Мой президент говорит, что нашей первоочередной задачей должно быть достижение мира и безопасности, а также сохранение человеческих жизней, а не вопросы политических признаний.

— Соглашение «Минск-2» содержит политические обязательства как с вашей, так и с противоположной стороны. Например, статья 4 — диалог о местных выборах, который предполагалось начать на следующий день после отвода тяжелых вооружений от линии соприкосновения. Статья 11 — новая Конституция Украины, которая должна была вступить в силу до конца 2015 года и закреплять децентрализацию власти. Но ничего этого не произошло.

— Вы абсолютно правы. Это слово в слово повторение российского нарратива по поводу минских соглашений, когда Москва молчит о том простом факте, что первый пункт минского договора — о безопасности. То есть сначала вы прекращаете стрельбу, а после этого переходите к политическому урегулированию. Украина не жалела сил и пошла на ряд болезненных уступок для поддержания прекращения огня. К сожалению, перемирие нарушается на постоянной основе, очень много украинских солдат были убиты. Я бы хотел еще раз заверить, что мы придерживаемся обязательств в политической части минских соглашений. Однако безопасность — на первом месте.

— Россия утверждает, что разговаривает с сепаратистами. А президент Украины отказывается. Почему ваш президент отказывается говорить с украинцами, если он якобы хочет вернуть эти территории под свой контроль?

— Мой президент будет вести переговоры с законно избранными представителями частей Донецкой и Луганской областей, которые оккупированы в настоящее время. Но мы не собираемся разговаривать с обладателями российских паспортов, которые жестко и линейно выполняют инструкции, поступающие из Москвы. И нам не надо смешивать эти две категории. Когда мы организуем выборы в соответствии с минскими соглашениями, когда там будут легитимно избранные представители, они станут составной частью политической системы и мы будем говорить с ними. Но на сегодняшний день все решения принимает одна сторона, и она же инструктирует людей, как вести себя на месте. Эта сторона — Москва, а не так называемые сепаратисты.

— Если вы хотите больше помощи от Вашингтона и от Запада в целом, вам придется усилить борьбу с масштабной политической коррупцией в стране, не так ли? Почему у вас нет прогресса в этом направлении?

— Вы или дезинформированы, или преувеличиваете. Именно во время пребывания Зеленского в должности президента в Украине наконец-то начал работу Антикоррупционный суд, и его основанию и приведению в готовность к работе предшествовали довольно долгие дискуссии. К сожалению, предыдущий президент не позволял этому произойти. А президент

Зеленский позволил и не вмешивается в дела суда. Когда Конституционный суд Украины, еще один орган юридической системы нашей страны, попытался разрушить антикоррупционную реформу, именно президент немедленно вмешался, и за ним последовали правительство и парламент, который восстановил части критически важного законодательства, объявленного Конституционным судом никчемным.

— Вы говорите о том, как вы защищаете вашу страну и о возвращении территорий. Вы что, всерьез ждете дня, когда русские скажут вам: извините, мы забрали Крым, большая ошибка, берите обратно. Или этот поезд уже ушел?

— А вы могли себе представить день, когда СССР скажет, что ГДР может воссоединиться с ФРГ? Я уверен, что, если бы ваши политические лидеры не представляли этого, у них бы ничего и не получилось.

Смотрите также:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *